Заявление NEWS.ru в поддержку Ивана Сафронова

Ситуация с задержанием Ивана Сафронова всколыхнула Россию, подняв новую волну негодования по поводу дальнейшей судьбы журналистики. Бывших журналистов не бывает, а Иван — профессионал своего дела. Я знал его лично, а после его ухода из «Коммерсанта» мы обсуждали с ним возможное сотрудничество. Хотелось помочь и поддержать человека, ведь ситуация тогда была непростая.


Иван прекрасно знал, как работают источники и как с ними взаимодействовать. У него было много информаторов, а добывать инсайды — часть его профессии. Он открытый и честный человек, а его многолетний опыт в журналистике говорит о том, что он прекрасно понимал любые риски, на которые ему приходилось идти.

История помнит фантасмагоричные моменты со статьёй 275 УК РФ про госизмену, которая с годами действительно становится резиновой. Светлана Давыдова, услышавшая в маршрутке информацию об отправке российских военных на Украину. Физик Владимир Голубев, опубликовавший в чешском научном журнале сведения, защищённые гостайной. Теперь к этому списку добавился ещё и Иван Сафронов. Вернее, его туда добавили.

Для таких людей, как Иван Сафронов, работа — это дело чести. Тем более он является потомственным журналистом. Поэтому сложно представить, что Иван мог взаимодействовать со спецслужбой НАТО. В это верится с трудом… Больше похоже на полнейший сюр.

Не исключено, что это немного запоздалая попытка поквитаться с ним, с тем, что Иван делал, будучи журналистом. И если он был в разработке у ФСБ давно, то почему его задержали именно сейчас? Почему служба внутренней безопасности Роскосмоса допустила его к работе в государственной корпорации? Не стоит забывать, что Иван ранее состоял и в Кремлёвском пуле, поэтому все необходимые проверки он уже проходил и прекрасно понимал, как за ним могут следить и что именно о нём знают. Слишком много вопросов, на которые мы должны получить ответы.

И ситуация с Иваном — показательная для всей российской журналистики. Это удар по свободе, по патриотизму, по профессии. Не хотелось бы, чтобы работа журналистом в России в дальнейшем становилась «минным полем», где любой шаг мог бы стать последним.

Источник news.ru