Трампу могут раскрыть тайны саудовского кронпринца

В последние месяцы в Вашингтоне участились случаи обращения семей и официальных представителей саудовских диссидентов к лоббистским конторам. Причиной стала продолжающаяся кампания давления на тех деятелей, которые оказались в оппозиции к наследному принцу Мухаммеду бен Салману. Усиление активности лоббистов направлено не только на ослабление репрессивной политики Эр-Рияда, но и на изменение позиции Вашингтона. У тех, кто объявил войну саудовскому правящему дому, есть свои козыри.


В лоббистское противостояние вступила семья проживающего в Канаде Саада аль-Джабри, экс-помощника министра внутренних дел. В марте этого года саудовские власти арестовали двоих его детей и брата, оставшихся на территории королевства, что побудило успевших эмигрировать членов семейства предпринимать активные меры. Сын Саада Халед обратился в фирму республиканского стратега Барри Беннета.

Сам Саад аль-Джабри никогда не был публичным критиком принца Мухаммеда, однако играл роль основного советника его главного конкурента — принца Мухаммеда бен Найефа, который возглавлял МВД и был, если верить недавним сообщениям, задержан недавно.

Мухаммед бен СалманМухаммед бен СалманBernd von Jutrczenka /Global Look Press

Профессор Вашингтонского института Ближнего Востока, экс-посол США в Йемене Джеральд Фейерштейн отмечает, что в течение десятилетий аль-Джабри был погружён во многие деликатные вопросы, связанные с разведкой. Он может знать достаточно нелестной информации о наследнике саудовского престола. А экс-сотрудник ЦРУ Брюс Ридель, который работает в Брукингском институте, обращает внимание на то, что обширный аппарат МВД дал аль-Джабри доступ ко всем сокровенным секретам, включая коррупционные схемы и преступления.

За помощью к консультантам обратился и официальный представитель принца Салмана бен Абдулазиза бин Салмана, ставшего в 2018 году одной из мишеней «антикоррупционной кампании» против членов королевской семьи. В частности, контракт с известным вашингтонским лоббистом Робертом Стриком на $2 млн подписал бывший старший советник Салмана Хашим Могал. Как говорится в документах, фирму просят помочь добиться освобождения принца во взаимодействии с властями США, Британии, Франции и ЕС.

Люди, близкие к принцу Салману, говорят, что тот провёл около года в тюрьме строгого режима Аль-Хаир за пределами Эр-Рияда, а затем был переведён под домашний арест на свою столичную виллу вместе с отцом, которого также задержали. Правда, есть основания полагать, что принца снова перевели в тюрьму.

Как предполагают наблюдатели, кампания против принца Салмана два года назад была мотивирована отчасти личной неприязнью. Этот член королевской семьи входил в слишком резкий контраст с Мухаммедом: получил образование в Сорбонне, свободно говорил на нескольких языках, имел мировую репутацию пропагандиста саудовской культуры. Несмотря на то, что принц Салман представляет второстепенную ветвь королевской семьи, он женат на дочери покойного короля Абдаллы. Кроме того, он мог навлечь на себя гнев за то, что защищал своего кузена — принца Турки бен Мухаммеда бен Сауда аль-Кабира, который был казнён в 2016 году.

Просьба об освобождении из-под стражи накануне наступления Рамадана была опубликована от имени принцессы Басмы бинт Сауд, племянницы нынешнего короля. The New York Times пишет, что её официальные представители пытались нанять адвокатов и консультантов в Вашингтоне и Лондоне с целью добиться освобождения. Правда, пока что, как утверждают родственники принцессы, они не смогли оформить услуги какой-либо компании: власти Саудовской Аравии заморозили банковские счета принцессы, после того как её призыв об освобождении был обнародован в социальных сетях и разошёлся по СМИ.

Многочисленные попытки саудовских диссидентов отстоять свою правоту могут привести если не к ограничительным мерам США против Саудовской Аравии, то точно к новому репутационному удару по кронпринцу Мухаммеду. Если Саад аль-Джабри решится заговорить, то наследник престола вряд ли сможет реанимировать свой и без того сомнительный имидж.

Источник news.ru