Россияне в Европе: пережить карантин лучше здесь, чем дома

Страны Европы оказались в эпицентре пандемии коронавируса: именно на территории Евросоюза зафиксировано максимальное число заражений и смертей от лёгочной пневмонии COVID-19. NEWS.ru спросил россиян, живущих в странах ЕС, но пока не имеющих местного гражданства, есть ли у них опасения, что им не окажут медицинскую помощь, и хотели ли бы они переждать пандемию в России.


Проживающая в Берлине журналистка Фемида Селимова рассказала NEWS.ru, что, несмотря на введённые в Германии меры по самоизоляции и социальному дистанцированию, обстановка в городе спокойная, люди не поддаются панике.

Третью неделю не выхожу за пределы своего района. Раз прошла пешком пару остановок, а на обратном пути села в автобус: в салоне, когда-то в час пик, было четыре человека. На улице людей практически нет: иногда встречаются пары или те, кто совершает пробежку. Я не ходила в магазины, когда был бум, и люди скупали всё, и сейчас я спокойно покупаю продукты. Ощущения того, что надо мной нависла угроза, нет: я соблюдаю все меры предосторожности, не езжу в центр. Конечно, хочется встретиться с друзьями, но поездка в автобусе или метро — лишний риск, к тому же, могут и оштрафовать. Обстановка немного напрягает, но никто не запрещает выходить из дома.

Фемида Селимова

живёт в Берлине

Maxim Thore/Keystone Press Agency/Global Look Press

По словам Фемиды, она не боится, что у неё могут возникнуть проблемы с получением медицинской помощи — вряд ли в Германии махнут рукой на тех, кто заразился коронавирусом, но не имеет гражданства.

Даже не задумывалась вернуться в Москву: у меня нет своего жилья, а искать новые варианты в условиях карантина и ограниченного передвижения по городу сложно. К тому же, арендодатели могут мне отказать, узнав, что я приехала из-за границы — из страны, которая входит в пятёрку стран с наименее благоприятной эпидемиологической ситуацией. В таких условиях остаётся лишь один вариант — ехать в больницы, но неизвестно — оставят ли меня там, а если и оставят, есть риск заразиться. В общем, взвесив всё, я цепляюсь за любую возможность остаться в Берлине, — сказала Фемида.

Наталия Андрессон-Жулябина, специалист по маркетингу и коммуникациям, живущая в Стокгольме, выразила в беседе с NEWS.ru обеспокоенность тем, как власти Швеции подошли к проблеме сдерживания распространения коронавируса.

Всё выглядит немного комично: никакие меры не предпринимаются, ограничений на перемещение нет. Интенсивность работы общественного транспорта сократили примерно на половину, но только 20% людей перешли на работу из дома. В итоге все едут как селёдки в бочке, без масок. Антисептики продают по завышенным ценам и в основном только компаниям. Решение — не вводить в стране карантин — объясняют тем, что это противоречит шведской конституции.

Наталия Андрессон-Жулябина

живёт в Стокгольме

Наталия уверена, что не столкнётся с дискриминацией, если ей понадобится медицинская помощь: после года проживания в стране присваивается персональный номер, который даёт право получать медобслуживание наравне с гражданином Швеции. Но за каждый день пребывания в стационаре нужно будет заплатить около 100 крон (около €10 — NEWS.ru) в день, а в больницах не хватает мест в интенсивной терапии и квалифицированных врачей. Впрочем, Наталья, которую в Швеции держат обязательства по работе, не считает необходимым возвращаться в Россию.

Xinhua/Global Look Press

Наталья Прудовская, переехавшая с мужем в столицу Франции, рассказала NEWS.ru, что в городе действуют достаточно строгие правила.

В Париже все сидят по своим кварталам. Выходить можно в продуктовый магазин, аптеку, на прогулку с собакой и для индивидуальных занятий спортом — теперь, правда, они разрешены лишь в периоды до 10 часов утра и после 19 часов вечера. На всё отводится час, уходить от дома можно не более чем на километр. Предварительно надо указать свой адрес проживания в специальном сертификате, поскольку патрульные на улице проверяют его наличие и удостоверение личности. Я выхожу ежедневно, чтобы погулять с годовалым малышом. На улицах, конечно, есть люди, а после шести вечера народу не меньше, чем в докарантинный период. Хорошая погода, +25 градусов, людей сложно удержать дома.

Наталья Прудовская

живёт в Париже

Наталья уверена в том, что в Париже её семье окажут такую же медицинскую помощь, как и гражданам страны. Они с мужем переехали четыре года назад и имеют вид на жительство. По её словам, поскольку супруг получает выше среднего, их ВНЖ предоставляет такие же права на оказание услуг, как и французам, за исключением возможности голосовать.

Мы сразу же получили медицинские карточки Carte Vitale, аналог российского полиса ОМС, которые дают право пойти к любому врачу. Сначала ты оплачиваешь приём, а потом деньги возвращаются на банковскую карту, плюс, в хороших компаниях сотрудникам предоставляют ДМС, — говорит она.

Обычно во Франции порядка 60% расходов на врачей покрывается ОМС, а 30% — ДМС, уточняет Наталья: «Так что тебе самому если и придётся что-то заплатить, то не более 10% от стоимости приёма врача».

Ни на одном приёме у специалиста я ни разу не чувствовала того, что ко мне относятся как-то по-другому, хотя мой уровень французского не позволяет самостоятельно ходить к врачам, которые не говорят по-английски, — говорит она.

У Натальи в России много родственников, поэтому она может сравнить условия и сделать вывод: как для матери годовалого ребёнка, карантин во Франции для неё предпочтительнее.

Источник news.ru