Последствия пандемии могут спровоцировать кризис среднего возраста