От скепсиса до реальной борьбы: как страны СНГ переживают пандемию

Страны СНГ по-разному переживают коронакризисные месяцы — время, когда власти всех государств мира пытаются выработать глобальный подход к смягчению карантина. Среди соседей России оказались не только свои аутсайдеры, для которых подход к пандемии может в будущем обернуться политическими последствиями, но и «отличники», быстро реагирующие на изменения эпидемиологической обстановки.


«Анфан террибль» среди лидеров постсоветского пространства в очередной раз стал глава Белоруссии Александр Лукашенко. Он принципиально отказался от централизованных ограничительных мер, предпочтя им локальную борьбу со вспышками инфекции. Итог вышел неутешительный: в стране по-прежнему увеличивается число заражённых коронавирусом, по темпам роста заболеваемости (в процентном отношении к численности населения) РБ опережает большинство затронутых пандемией стран. Евросоюз считает эпидемиологическую обстановку в республике неблагоприятной. По данным же местного минздрава, страна справляется с эпидемией: число положительных случаев в день не больше 3% от общего объёма тестов. Согласно информации на 9 июня, этот показатель составил 7,3%.

Интересно, что сам Лукашенко стремления к изменению тактики борьбы с COVID-19 не проявляет. Вместо этого он предупреждает сограждан о том, что им придётся преодолеть ещё несколько волн пандемии. 6 июня президент Белоруссии и вовсе выразил убеждённость, что вспышка помогла нажиться определённым кругам. По его мнению, в мире воедино сошлись четыре «пандемии» — в сфере здравоохранения, в экономике, в политике, а также на информационном поле. Очевидно, что для белорусского лидера вопрос с распространением коронавирусной инфекции сейчас не главный: он занят своим продвижением на шестой президентский срок. Впрочем, вполне вероятно, что его действия аукнутся ему потерей электоральной поддержки, которая и без того вызывает сомнения.

Если Лукашенко пытается таким образом апеллировать к заботе об экономике, то его коллега, президент Таджикистана Эмомали Рахмон делает это более деликатно. Он вошёл в положение предпринимателей и ввёл в стране налоговые каникулы для медучреждений, сферы туризма и некоторых других отраслей.

Первые 15 случаев инфицирования коронавирусом в Таджикистане были официально зафиксированы 30 апреля. В Душанбе и некоторых других крупных городах страны с 29 апреля была заморожена работа всех непродовольственных рынков, ТЦ и отелей, точек общепита и парикмахерских. Однако с учётом нормализации эпидемиологической ситуации Республиканский штаб разрешил с середины этого месяца возобновить деятельность данных объектов. Все заведения должны обеспечить контроль за соблюдением социальной дистанции, санитарно-гигиенических и противоэпидемических норм, а также регулярно проводить дезинфекцию.

Однако положение страны не безоблачно. Только в 2020 году для обслуживания внешнего долга Таджикистана требуется около $200 млн. В этой связи Рахмон актуализировал вопрос о реструктуризации внешнего долга развивающихся стран — во время недавней видеоконференции ООН «Финансирование развития в эпоху COVID-19 и в последующий период».

pixabay.com/ru/users/makalu-680451

На этом фоне Азербайджан, который имеет общую границу с сильно пострадавшим от COVID-19 Ираном, выглядит более уверенно. С 14 марта в стране был введён особый режим, предполагающий ряд мер социальной изоляции, а с 24 марта — особый карантинный режим. Затем власти пошли на поэтапное смягчение карантина, но зафиксировав скачок инфицированных в последние дни (8 июня — 7876 заболевших, а 9 числа — 8191 человек), не стали рисковать и быстро среагировали на ситуацию. В итоге карантинные меры были ужесточены в крупнейших городах — Баку, Гяндже, Ленкорани, Сумгаите и в Апшеронском районе, также там повысили штрафы за нарушение предписаний. При этом, что показательно, среди инфицированных публичных лиц — в основном спортсмены и деятели искусства, а не чиновники.

Низкие темпы выявления случаев инфекции наблюдаются в Киргизии. 9 июня на пресс-конференции замминистра здравоохранения Нурболот Усенбаев сообщил, что общее количество инфицированных по стране составляет 2055 человек. По его данным, в Киргизии на сегодня проведено 2431 исследование на новый коронавирус. Усенбаев уточнил, что максимальное число госпитализированных было зарегистрировано 1 июня — это 620 человек. Пока что в Бишкеке из-за отсутствия свободных мест временно закрыта республиканская инфекционная больница, которая сейчас, как сообщается, принимает только тяжело больных. Пациентов с коронавирусом направляют в другое, киргизско-турецкое медучреждение. Спикер местного парламента Дастанбек Джумабеков уже допустил, что намеченные на октябрь выборы в парламент Киргизии могут быть перенесены, что, вполне вероятно, снимает ряд проблемных явлений в политике.

По свежим данным, в стационарах Узбекистана на лечении находятся 1073 пациента при общем количестве официально инфицированных — 4448. Как заявил накануне, 8 июня, главный государственный санитарный инспектор республики Нурмат Отабеков, за последние дни эпидемиологическая обстановка в стране серьёзно накалилась. Это вызвано, по его оценкам, игнорированием карантинных ограничений. Возможно, слишком рано были ослаблены ограничительные меры. Так, уже 5 июня в республике возобновилась деятельность отелей, санаториев, пансионатов, детских лагерей и мест отдыха. Пока Ташкент пытается балансировать, особенно в экономическом плане. Так, государственный бюджет Узбекистана в первом квартале 2020 года, несмотря на пандемию коронавируса, был исполнен с профицитом, заявили накануне представители Законодательной палаты Олий Мажлиса Узбекистана (нижняя палата парламента). Однако реальное положение дел может показать только дальнейшая статистика.

pixabay.com/ru/users/loggawiggler-15

Власти Казахстана, имея общую границу с Китаем, заранее начали готовится к распространению вируса: в январе там создали специальную правительственную комиссию по противодействию эпидемии и разработали план по защите населения, а с февраля стали закрывать границы. Однако даже ранняя оценка опасности не предотвратила инфицирование, особенно в крупных городах — столичном Нур-Султане и самом густонаселённом Алматы. С 16 марта по 11 апреля в стране был введён режим ЧП, однако карантин в различных регионах республики действует до сих пор — снятие ограничений местные власти увязывают с эпидемиологической ситуацией.

Однако пока опасность сохраняется, и в ряде областей меры, наоборот, ужесточаются. Например, с 9 июня в Актюбинской области Казахстана ограничили въезд через российско-казахстанскую границу: всех пребывающих из стран Евразийского экономического союза поместят на двухдневный карантин. Кроме того, как выяснилось, Минздрав РК отказался от внесения в общую статистику бессимптомных инфицированных — их считают отдельно. 6 июня тест на коронавирус оказался положительным у пресс-секретаря президента Берика Уали — он сам сообщил о своей госпитализации. 9 июня число официально выявленных случаев COVID-19 в Казахстане превысило 13 тысяч.

Почти такой же результат у Армении — в республике, по официальным данным на 9 июня, коронавирус выявлен у 13675 человек. При этом премьер-министр Никол Пашинян заявил, что режим ЧП в стране, введённый 16 марта по 13 июня, скорее всего, будет продлён. И это решение логично, поскольку Армения установила антирекорд — инфицированных и умерших от COVID-19 там больше, чем во всех вместе взятых республиках Закавказья. От вируса не смог уберечься и сам глава правительства: он, не скрывая, прямо охарактеризовал ситуацию в государстве как «катастрофу», а саму республику назвал «шагающей по аду».

Эксперты сходятся во мнении, что виной тому стало не состояние здравоохранения страны — медицинский персонал работает на пределе сил, а халатное отношение к карантину чиновников и, соответственно, довольно мягкие меры наказания нарушителей среди обычных граждан. Так, в феврале министр здравоохранения Арсен Торосян сделал резонансное заявление о том, что иранские туристы и спортсмены не представляют никакой опасности. Он также говорил о бесполезности тонких масок, хотя затем на встрече с президентом Арменом Саркисяном был замечен в обычной медицинской повязке. В начале мая главу Минздава в большой компании с заместителями засняли в кафе, они были без каких-либо средств защиты. При этом, если Никол Пашинян 9 июня заявил о возможности продления ЧП, то Торосян, наоборот, вдруг выступил с оптимистичным заявлением и спрогнозировал большое количество излечившихся от коронавирусной инфекции. В какой перспективе — он не уточнил.

Сергей Лантюхов/NEWS.ru

Большое количество заболевших на Украине — стране, которая вроде бы вышла из СНГ де-факто, но не де-юре, и статус которой в организации не очень понимают даже в Кремле. На 9 июня власти сообщили о выявлении COVID-19 у 28077 человек. Как заявил президент Владимир Зеленский, он даже специально хотел заразиться коронавирусом и уйти на карантин, чтобы продемонстрировать украинцам опасность инфекции. Такое заявление он сделал в связи с тем, что в стране на фоне массового несоблюдения правил безопасности после смягчения карантина продолжается рост числа зараженных.

Добавьте наши новости в избранные источники

Источник news.ru