Иран и Сирия синхронизировали свою политику

Власти Сирии и Ирана проводят синхронные кадровые перестановки внутри своих правительств. Решение иранского президента Хасана Рухани отстранить от должности министра торговли, промышленности и шахт Резу Рахмани совпало с распоряжением сирийского лидера Башара Асада убрать со своего поста министра внутренней торговли Атефа Наддафа. Такая случайность даёт лишний повод поразмышлять о взаимоинтегрированности двух политических систем, которая остро даёт знать о себе в кризисных условиях.


На место Рахмани назначен Хосейн Модаррес Хиябани — пока в должности и. о.. Рухани призвал назначенного министра уделять особое внимание политике «производственного скачка» перед лицом жестоких экстратерриториальных санкций со стороны США и глобальной кризисной ситуации, а также повысить координацию между государственным и частным секторами. Иранский президент обратился к Хиябани с рекомендацией воспользоваться помощью своих коллег по кабинету министров и учесть мнения представителей экспертного сообщества.

В заявлении Рухани уточняется, что прежний министр «не оправдал ожиданий». Однако сам Рахмани выразил несогласие с оценками главы государства. Он выступил с публичным письмом, где заявил о давлении со стороны президентского аппарата и вынужденной необходимости продвигать в парламенте ряд инициатив. Отставленный министр выразил уверенность в том, что он показал «блестящие результаты» на своей должности. Правда, в иранских СМИ отставку Рахмани связывают с внезапным подорожанием машин отечественного производства. Как говорят наблюдатели, цена на некоторые модели в последнее время увеличилась на 20–30%.

Башар АсадБашар АсадSyrianPresidency/facebook.com

В Сирии же министром внутренней торговли назначен губернатор провинции Хомс Талаль аль-Баррази. В соответствующем указе Асада не приводилось дополнительных подробностей. Уточнялось только то, что Баррази больше не является губернатором крупнейшей сирийской провинции. В прошлом он был предпринимателем, тесно связанным со странами Персидского залива, — в частности, с Объединёнными Арабскими Эмиратами (ОАЭ). Наблюдатели указывают и на то, что назначенец долгие годы был близок к родственникам первой леди Сирии Асмы Асад.

Интересно то, что кадровые перестановки в Сирии и в Иране произошли практически синхронно. Официальный Тегеран вёл продолжительную политику интеграции со всеми сферами сирийской жизни — от социальной до политической, поэтому приход Хиябани и Баррази на министерские посты может только подстегнуть воображение тех, кто привык искать дополнительные признаки роста иранского присутствия в Арабской Республике.

Страны сейчас действительно объединены не только общим вооружённым конфликтом, который происходит на сирийской территории, но и фактически похожим международным положением, которое бьёт по экономическим показателям и значит, устойчивости политической системы. Если ситуация в Сирии даёт основания спекулировать на скорой смене Асада на кого-то другого, то обстановка в Иране заставляет бывших государственных деятелей говорить о возможном витке насилия между обществом и государственным аппаратом.

Не исключено, что смена министров торговли носит исключительно декоративный характер, чтобы имитировать понимание народных требований. Однако чем больше подобных мер, тем больше протестного потенциала накапливается в общественном мнении. А это значит, негативные политические сценарии могут не быть таким уж преувеличением.

Источник news.ru