Европейская дипломатия заметает китайский след в COVID-19

Пандемия коронавируса грозит всерьёз переформатировать не только мировую экономику, но и привычные дипломатические связи. Фактор распространения COVID-19 из Китая уже осложнил и без того непростые отношения Вашингтона и Пекина, а сейчас непосредственно влияет на Евросоюз, усиливая давно наметившийся внутри него раскол.


Очередным поводом для обсуждения кризиса европейской дипломатии стал недавний скандал в связи с публикацией в китайской газете China Daily письма послов стран — членов ЕС. Как удалось выяснить журналистам, из итогового текста под давлением Пекина был убран фрагмент, касающийся происхождения вируса. Более того, это оказался не первый подобный случай. Незадолго до инцидента с письмом послов Европейская служба внешних связей (ЕСВС) уже изменяла текст своего доклада о том, как Китай распространял дезинформацию о коронавирусе. Сделано это было после неоднократных звонков из Пекина. Европейские чиновники, впрочем, отрицают факт давления КНР в этом случае. А вот относительно письма глава ЕСВС Жозеп Боррель признал ошибку, пообещав, что подобное больше не повторится.

Проблема, однако, по мнению аналитиков, куда глубже простых противоречий между ЕС и Китаем. Речь, в первую очередь, идёт о несогласованности действий в рамках ЕСВС. Созданное 10 лет назад ведомство отвечает за проведение совместной внешней политики государств Евросоюза: своего рода общеевропейское Министерство иностранных дел. Однако, подобно другим мощным бюрократическим институтам, этот орган в итоге выявил больше внутренних трений, нежели способствовал скоординированной работе.

В последние годы мы наблюдаем, как всё больше и больше государств-членов работают самостоятельно, по собственной инициативе и без согласования с Брюсселем, — отмечает в этой связи бывший генсек ЕСВС Пьер Вимон.

За примерами несогласованных действий европейцев далеко ходить не надо. В частности, в ЕС нет единства мнений по поводу того, какую сторону конфликта стоит поддерживать в ливийской гражданской войне. Внешнеполитические ведомства Германии и Франции в данном случае влияют на ситуацию гораздо больше, чем почти не проявляющая себя ЕСВС. Ещё менее внятной выглядит ситуация с Ираном: после выхода США из так называемой ядерной сделки её европейские участники декларативно вроде бы попытались сохранить соглашение. Однако по факту чёткого общего курса не наблюдается, а Тегеран шаг за шагом снимает с себя обязательства, предусмотренные договором.

Ситуация вокруг коронавируса лишь усилила внутриевропейские противоречия. Глава британского МИД Доминик Рааб, например, заявил о необходимости задать Китаю «сложные вопросы» о происхождении заболевания. Соединённое Королевство, впрочем, уже не входит в ЕС, но и одна из ключевых стран союза — Франция — придерживается примерно того же мнения, фактически обвиняя Пекин в сокрытии информации. «Прогибание» ЕСВС под китайскую цензуру на этом фоне выглядит ещё более тревожным сигналом для общеевропейской дипломатии.

Alexis Sciard via www.imago-imag/Global Look Press

При этом бывший британский дипломат Йен Бонд уверен, что Европейская служба внешних связей не сможет занять более жёсткую позицию по отношению к КНР именно из-за необходимости её согласования между 27 государствами — участниками ЕС. Если, например, президент Эммануэль Макрон может себе позволить откровенные и неудобные для Пекина заявления, то многие страны — нет, поскольку больше, чем Франция, зависят от Китая в экономическом плане.

Осложняет положение и то, что в ЕСВС, задуманной в качестве репрезентативного общеевропейского органа, наблюдается серьёзный кадровый дисбаланс. Бывшие работники Службы отмечают, что страны — члены ЕС зачастую отсылают в ведомство тех специалистов, которых не могут отстранить от дипломатической работы, но не хотели бы видеть в своём МИД. Подобное обстоятельство наглядно характеризует отношение к ЕСВС. В Службе работает порядка четырёх тысяч человек, при этом больше половины из них — граждане пяти стран: Бельгии, Германии, Испании, Италии и Франции. В таких условиях говорить о каком-то полноценном и равномерном представительстве государств ЕС в ЕСВС не приходится.

Все эти обстоятельства, акцентированные скандалами с китайской цензурой, ставят перед Евросоюзом серьёзный вызов относительно перестройки общей дипломатической работы. Выработка единой позиции критически важна и для дальнейших отношений ЕС с КНР. Сейчас стороны готовят инвестиционное соглашение, которое планируют подписать в декабре. Однако у европейцев есть ряд предварительных условий. Среди них — более широкий доступ западных компаний на китайский рынок, прозрачное государственное субсидирование и обязательства Пекина по устойчивому развитию, включая предотвращение негативных климатических изменений (масштабные вредные выбросы в атмосферу — одна из основных претензий ЕС к КНР). Запланированная мартовская поездка в Китай главы Европейской комиссии Урсулы фон дер Ляйен из-за пандемии COVID-19 была перенесена на июнь. Ожидается, что летом переговоры между Брюсселем и Пекином в любом случае возобновятся — хотя бы в онлайн-режиме. ЕС же пока необходимо выработать целостную стратегию на китайском направлении и не допустить, чтобы дипскандалы отразились на конкретных проектах.

Источник news.ru